­Заказать тур

Мы свяжемся с вами в ближайшее время.

Каждый представляет себе Эльдорадо по-своему. Для кого-то это золотые города, забытые людьми и богами в джунглях Американского континента, для кого-то - несбыточная мечта, для кого-то - возможность быстрого и безболезненного приобретения сказочных богатств. На самом же деле Эльдорадо - это озеро. Озеро Гуатавита, что в 50 километрах от Боготы. Чтобы подняться на смотровую площадку, откуда видно его изумрудно-зеленую круглую чашу, обрамленную горами, надо преодолеть по крутым ступенькам среди тропической ростительности метров 100 или 200.

Оно, вроде, и не сложно, но когда, задыхаясь, добираешься наконец-то до этой чертовой площадки (2800 метров над уровнем моря), тебя посещают всякие образы и умные мысли, дающие возможность сделать важные умозаключения.

На вершине горы с видом на озеро начинаешь понимать, насколько мало мы знаем о людях, живших здесь до нас и насколько большим бедствием была конкиста, унесшая миллионы жизней и произведений искусства.

Я всегда спрашивала себя, почему в Колумбии нет пирамид. Они есть и на юге - в Перу, и на севере - в Гватемале, Белизе или Мексике. А здесь, посередине, нет. Муиски и тайрона, сину и калима и множество других племен, населявших доиспанскую Колумбию, не создали поражающих воображение монументов, как ацтеки и майя, не оставили после себя каменных крепостей, как инки. А потом до меня дошло: они не хотели империй. Им это было не нужно. Для них жизнь выражалась в простых делах - ткачестве, сборе кукурузы, иногда войнах с соседями, обработке золота, меди и глины, выдумывании сказок для внуков. А дома и дворцы строили из дерева - материала простого, доступного и, как и мы, умирающего . "Из земли мы родились и туда же вернемся. А остальное - дым и мишура".

Но при этом они создали маленькие сияющие шедевры, не уступающие пирамидам в величии, которые их и обессмертили.

Озеро Гуатавита, носящее имя некогда жившего здесь правителя, было местом пышных празднеств, когда золото блестело на солнце и на теле будущего вождя, прошедшего все девятимесячные испытания. В пещерах, без света дня, без горького, сладкого, кислого и соленого, без одежд и обуви, без обнаженных и зовущих женских тел, готового родиться заново, не просто мальчика, обученного шаманским премудростям, но правителя - Зипы, несущего ответственность за свой народ.  

Блестело золото в глинянных сосудах, предназначенных Лагуне.

Миниатюрные фигурки, изображающие вождей на носилках, шаманов, медититрующих в позе лотоса в своей церемониальной хижине - малоке, пары, слившиеся в любовном экстазе,..

...птиц,  лягушек, змей, подносы для вдыхания галлюциногенов, гамаки для сна. Весь окружавший их ежедневно мир.   

Три часа ночи…

Предрассветный холод господствует над джунглями. Свет факелов освещает молчаливые скуластые лица собравшихся вокруг людей в белых одеждах. Их очень много - тысячи пришедших из окрестных деревень и дальних долин. Они поеживаются от холода и кутаются в тканые покрывала. Дети стучат зубами и прижимаются к родителям, чтобы согреться. Все терпеливо ждут. Многие  держат в руках золотые фигурки, чтобы в назначенный момент бросить их в озеро.

Курятся благовония, а над озером висит молочный  туман. Мириады огоньков мерцают подобно ожерелью из оранжевых светляков, опоясавшему лагуну, и отражаются в миллионах золотых украшений, звенящих при каждом движении.

Сумрак постепенно уползает в расщелины гор, туман рассеивается, уступая место новому дню. Ровно посередине озера появляется огромный овальный бамбуковый плот с четырьмя жрецами в украшениях из цветных птичьих перьев, шаманами (суровыми и отрешенными после многолетнего поста) и будущим вождем.

Первые косые лучи солнца, уже появившегося над кромкой гор, освещают плот, скользят по озерной глади, покрытой легкой белой дымкой. И вместе с ними по сигналу священников молодой мужчина, стоящий посередине плота и сияющий от нанесенной на голое тело золотой пыли, бросается в ледяную зеленую глубину. Туда же опускаются сосуды с золотом, кварцами и изумрудами - "слезами" этого самого солнца. Подарок Лагуне и седобородому всесильному богу Чибчакуну. Золото - символ мужского семени, верхнего  мира, мира мужчин, птиц и плодородия - смывается с тела.

  

Лагуна, женское лоно, оплодотворена в символическом акте любви. Новый Зипа рожден. Жертва принята.

Под барабаны и дудки начинается пьяный многонедельный банкет, где еды и питья, припасенных в течение нескольких недель, хватит на всех.

Возможно, обряд был немного другим - суть от этого не меняется. Сколько легенд и слухов породила эта церемония. El Dorado, "позолоченный человек"...  То ли быль, то ли сказка, вымученная, рассказанная под пытками. Пересказанная испанцем  Хуаном Родригесом Фрейле в одной из хроник в 1636 году, она стала побудительным мотивом к поискам загадочного  озера.

Сколько мерзостей, тщеславия и неуемной жажды богатства, иссушившей сотни  мозгов! Сколько грязи и кровавых разборок ради золота! Озеро пытались осушить, вычерпать, взорвать...

Виднеется V-образный проем между горами, созданный людьми в попытке добраться до сокровищ лагуны - как рана на теле, как горький символ человеческой алчности.

Говорят, 20 тонн удивительных золотых фигурок вывезли отсюда в метрополию первые испанские экспедиции. Их переплавили в холодные, ничего не значащие слитки.

Представьте себе обалдевших от блеска испанцев, когда они увидели деревья, увешанные золотыми дисками, которые в такт ветру звенели и плясали, создавая удивительную иллюзию вечного движения. Увидели людей, у которых золото было на поясе и на груди,..

...в носу и ушах - как у вождей, так и у простолюдинов. И зашли в деревянные храмы, украшенные золотыми фигурами. Конечно, они не нашли лучшего способа наведения мостов  между культурами, чем сожжение этих храмов и грабеж. Ломать - не строить.

Но, слава Богу, избежали грустной участи быть превращенными в болванки громадная золотая морская раковина...

...и миниатюрная летучая рыба.

В Музее золота Боготы, где как раз и хранится небольшая часть тех самых сокровищ, за которыми столько охотились испанские и другие завоеватели, наверное, больше философии, нежели материальных сокровищ, больше мифов, чем металла, и больше любви, чем ненависти.

Маски ягуаров,..

...удивительной, тончайшей работы подвески и украшения для носа - пекторали.

Тут и лягушки - символ плодородия,..

...и люди-птицы - мифические существа, помогавшие шаманам перемещаться в параллельные миры, служившие посредниками между людьми и богами,..

...и раковины, означающие и бесконечность Вселенной, и то, что она развивается по спирали.

Человеческие метаморфозы, такие же, что происходят с куколками, превращающимися в бабочку, или с головастиками, преображающимися в лягушку. Двойные фигурки и их безупречная симметрия, указывающая на то, что все двойственно и уравновешенно: черное и белое, добро и зло, верх и низ, день и ночь, мужчина и женщина, радость и грусть, жизнь и смерть.

  

Но озеро не отдает большинства своих сокровищ. Кого-то оно проглотило, кому-то просто не разрешило подобраться поближе. Потому что дело совсем не в золоте. Здесь совершенно потрясающая аура, и медитировать на удивление легко. Только закроешь глаза, как голова отключается, и только цветные пятна плывут перед глазами - оранжевые, фиолетовые, красные, зеленые. Может быть, все потому, что озеро созерцали, и только. Его считали центром Вселенной. Ему молились и обращались за помощью, как к живому существу, многие поколения людей.    

Кажется, что рябь, поднятая ветром, - это и не рябь вовсе, это плывет неведомая гигантская зверюга. То оно цвета гор, словно круглый изумруд‐кабошон в драгоценной оправе, то сливается с необъятным безоблачным небом, то отдает металлом, как клинок шпаги. 

Индейцы коги, живущие высоко в горах Сьерра-Невады, где с заснеженных пиков в хорошую погоду видно синее Карибское море и где молчат о своих секретах поросшие лесом руины Затерянного города, считают, что Гуатавита соединяется под землей со священными озерами Сьерра-Невады. И что отсюда можно попасть в параллельные миры. Чилийские мапуче приезжают сюда на какие-то, только им одним ведомые церемонии.Здесь видели и летающие  тарелки, и старых косматых ведьм.   

Местные жители  говорят, что к вечеру, когда уходят туристы и становится тихо и пусто, происходят необыкновенные вещи. И у меня нет в этом никаких сомнений. На возвышении над озером, где странный ветер медленно и бесшумно проходит по вершинам сосен, как-то совершенно не по-земному настигает тебя чувство освобождения. У каждого свое Эльдорадо...

Евгения Слюдикова