­Заказать тур

Мы свяжемся с вами в ближайшее время.

В 2011 году  Тави Тревел стал организатором  экспедиции в Перу для агентства новостей Риа Новости. Корреспондент Дмитрий Виноградов побывал в легендарной пустыне Наска, в священном городе инков Мачу Пикчу,  долине инков, и озере Титикака.  Результаты нашей совместной работы  вы cможете посмотреть здесь.

Редакция «РИА. Туризм» начинает публикацию материалов, собранных участниками «Экспедиции РИА Новости» в Перу. Наш первый мультимедийный очерк посвящен столице Перу — Лиме.

Большинство туристов смотрят на Лиму, столицу Перу, лишь как на перевалочный пункт на пути к настоящей экзотике, скрывающейся в глубине страны. Но ее обветшавшее великолепие колониальной архитектуры, трущобы и ультрасовременные престижные районы вполне заслуживают того, чтобы задержаться здесь на пару дней — хотя бы для того, чтобы закупить сувениров перед возвращением домой.
 

Приключения начинаются

Мы только приземлились в аэропорту Лимы и ехали в гостиницу, размышляя, где бы скоротать 5 часов перед check-in, как наши приключения начались. На каждом перекрестке машину окружали уличные торговцы: кто-то пытался впарить нам свежие газеты на испанском языке, кто-то сахарную вату или воздушные шарики. Один мужчина, на которого мы поначалу даже не обратили внимания, подошел к нашему микроавтобусу, поднял руки и вдруг со всей мочи ударил чем-то по стеклу. Он молниеносно выхватил сумочку с документами и деньгами у нашей переводчицы и гида Жени Слюдиковой, и в тот момент, когда все смотрели на него, с другой стороны автобуса на нас напал его сообщник.
 

«Это что, теперь все время так будет?» - только и успел подумать я. Уже потом наши гиды рассказали нам, что наш водитель, чтобы сэкономить время, поехал напрямик через неблагополучные кварталы Лимы. Здесь, в трущобах, куда лишний раз даже не заглядывает полиция, на «тропу войны» на состоятельных европейских туристов выходят настоящие бандюганы-латиносы, которые, как я раньше думал, живут только в фильмах про американские тюрьмы.

Кирпичные или даже глинобитные халупы, кое-как крытые гофрированным железом или просто полиэтиленом, подозрительные забегаловки и автомастерские, судя по виду, специализирующиеся на разборе угнанных машин — жители столицы называют эти районы «поясом нищеты», как бы огибающим с трех сторон центр Лимы. Город контрастов – так, наверное, можно сказать про любой мегаполис, будь то Стамбул или Нью-Йорк (как в кино) или, допустим, Москва. Но к столицам Латинской Америки, где имущественное расслоение давно достигло критических отметок, этот штамп подходит как нельзя точнее.

Районы Любви и Фонтанов

Буквально через 20 минут после «пояса нищеты» мы по идущему вдоль океана прекрасному шоссе попадаем в другой мир. Это фешенебельные районы Мирафлорес и Сан-Исидро, заполненные дорогими гостиницами и ресторанами, парками, лужайками и велосипедными дорожками, бизнес-центрами и торговыми моллами.
 

Здесь просторные улицы и современная застройка. Грабят здесь гораздо меньше, хотя, казалось бы, именно сюда грабителям и надо выезжать «на охоту». Однако объясняется все просто – здесь много полиции, и даже ограбив какую-нибудь неосторожную жертву, «плохиши» могут не успеть отсюда скрыться. Но поверх заборов вокруг частных домов натянута проволока с электрическим током. Мощные заборы идут и вокруг небоскребов — даже за забор можно попасть, только имея электронный ключ. В общем, мир богатых от мира бедных и злых тщательно защищен.

Две главные современные достопримечательности Лимы – это Парк Любви архитектора Виктора Дельфина и Парк фонтанов.

Парк любви – это небольшой сквер, построенный на красивом холме над Тихим океаном. Мимо холма идет высокий мост, соединяющий два района. В народе его называют Мост Вздохов – именно на нем парочки назначали друг другу свидания и с него же несчастные влюбленные бросались вниз. Сначала на мост ставили полицейских, которые призваны были пресекать суициды. Но самоубийцы стали заходить на мост не спеша, прогуливаясь, а потом, улучив момент, прыгать. Тогда вдоль моста поставили высокие некрасивые пластиковые стены, чтобы никто не скидывался.

Ну а романтичный холмик оформили – Виктор Дельфин поставил здесь каменных «Андских любовников»: огромные полуобнаженные фигуры сплелись в объятиях. Выглядит довольно откровенно, но зато известно, что прототипом для скульптур Дельфин выбрал себя и свою супругу. Памятник открыли в День Святого Валентина — 14 февраля 1993 года.
 

 

Вокруг скульптуры вьется длинная скамейка, очень похожая на скамью Гауди в одноименном парке в Барселоне – впрочем, Дельфин и не скрывает, что черпал вдохновение в творчестве своего великого испанского коллеги. Скамья украшена  цитатами из латиноамериканских и испанских поэтов и писателей – о любви, конечно. Что-нибудь вроде такого: «Я раздеваю тебя, как очищаю фрукт». Есть и более откровенные, но мы их не будем приводить, ибо они скучные.

Другой парк – Парк Фонтанов под названием "Еl Сircuito  magico del agua¨ – гораздо больше. Он вообще занесен в Книгу рекордов Гиннеса как самый большой парк фонтанов в мире.

Всего здесь 13 фонтанов, и все разные. В одном, например, струи бьют от земли под углом 45 градусов, пересекаются и образуют пирамиду. Струи самого высокого фонтана возносятся на высоту 80 метров. А еще один, под названием «Фантазия», просто очень длинный – его многочисленные струи тянутся на 130 метров. Они под музыку бьют на разную высоту, а на их струи проецируют танцоров – сначала наших родных русских балерин, потом национальные танцы. Огромные фигуры метров по 50 высотой танцуют над парком на радость гостям и туристам. Такое лазерное шоу с видео проходит в Парке Фонтанов каждый час.

Немного истории

В отличие от блистательного Куско, бывшей столицы инкской империи, Лима была основана испанцами, а не реквизирована у коренного населения. Ее построили на берегах реки Римак, впадающей в океан — искаженное название реки и дало название городу.

Говорят, что заложивший Лиму в 1535 году Франсиско Писарро – знаменитый испанский конкистадор, разгромивший инков – считал это место неприветливым. И действительно – из-за особенностей климата и географического положения (океан с одной стороны и горы с другой) здесь большую часть года царят туманы и промозглая погода, примерно как в нашем Питере. Кроме того, здесь нет плодородной почвы и источников пресной воды, а из-за влажного воздуха зимой промозгло, а летом душно. При этом дождей здесь не бывает годами, а в воздухе почти все время висит капельная взвесь — гаруа.

По этому поводу среди местных даже есть целая легенда: будто бы индейцы, ненавидевшие пришельцев, специально, из вредности, порекомендовали им столь некомфортное место для города.

Но испанцам очень был нужен опорный пункт на побережье – здесь, в удобной бухте в устье Римака, можно было принимать грузы и подкрепление по океану, совершать вылазки вглубь страны, а в случае необходимости – сбежать от гнева непокорного индейского населения.

И уже через пять лет после своего основания Лима стала столицей испанских владений в Южной Америке — неплохая карьера для столь унылого местечка. Со временем она получила лестное прозвище «прекрасного, восхитительного, верноподданного города королей»  - «Ciudad de los Reyes».

Завоеватели построили Лиму в строгой геометрической форме – улицы пересекаются под прямым углом. Местные жители, кстати, до сих пор называют такую планировку «шахматами Писарро».

Сердце Старого города – красивейшая площадь Пласа Майор, где постройки в колониально-барочном стиле с красивой каменной резьбой на фасадах перемежаются пальмами. Она окружена важными зданиями – мэрией, дворцом правительства и католическим собором. На этой же площади когда-то стояли дворец вице-короля и дом самого Писарро, а сейчас его (предположительно) останки захоронены в соборе – их нашли при раскопках примерно 40 лет назад. Писарро захоронен в саркофаге с одной прозрачной стеной — школьники, которых привозят сюда на экскурсии, почтительно разглядывают то, что осталось от человека, сыгравшего столь роковую роль в истории Перу. Индейцы его не любят, но боятся и уважают.

Его бронзовая статуя — Писарро привстал в стременах на вздыбленном коне, с открытым забралом и с копьем в руке, ни дать ни взять обезумевший Дон Кихот — возвышается и над площадью.

А перед дворцом правительства каждый день ровно в 12 часов можно посмотреть популярный во многих странах аттракцион — смену караула. Это действо сопровождается маршами и креольскими вальсами в исполнении военного оркестра. В центре площади высится красивый бронзовый фонтан 17 века — когда-то из него местные жители пополняли запасы питьевой воды, коей тут всегда был дефицит (привет коварным индейцам). Сейчас тут лишь плещутся детишки, почти как десантники в день ВДВ.
Центральная площадь, Пласа де Армас, Пласа Майор. В центре – кафедральный собор

Все важнейшие события истории Перу проходили здесь, на Пласа Майор — например, именно здесь в июле 1821 года была объявлена ее независимость. После этого, кстати, площадь переименовали в Пласа де Армас («Площадь оружия») - это название она носила до середины 20-го века.

Здесь же сжигали инкскую знать после суда инквизиции. Кстати, для инков это была особо страшная казнь — они верили, что огонь не только уничтожает в страшных мучениях человека, но и сам его бессмертный дух. Именно поэтому плененный Писарро имератор инков Атауальпа предпочел перед смертью принять католичество — его все равно казнили, но, по крайней мере, похоронили по-людски.

К слову, ознакомиться с методами и, самое главное, орудиями инквизиции можно неподалеку, в здании Трибунала инквизиции. Тут сейчас музей.

Прогулки по Арбату

Как и в любой уважающей себя столице, в Лиме есть свой Арбат – пешеходная улица. Здесь она называется Jiron de la Union. Она заполнена симпатичными магазинчиками, где можно пополнить свою коллекцию магнитиков из разных стран. Улица совсем небольшая, примерно километр, и выходит на вторую по значимости площадь Лимы – Plaza San Martin, названной так в честь аргентинского генерала Хосе Сан-Мартина, прогнавшего испанцев и превратившего Перу в независимое государство. Ему тоже поставили памятник: в Перу одинаково уважают и Писарро, разбившего инков и подчинившего их владения испанской короне, и Сан-Мартина.

Вокруг – кварталы колониальной постройки с характерными закрытыми деревянными балкончиками, мода на которые была завезена из южной испанской провинции Андалусии  (а той досталась в наследство от мавров). Самый известный резной балкончик — у дома епископа, который стоят прямо рядом с собором (недалеко епископу было на работу ходить). Говорят, этот балкон из никарагуанского дуба. Еще один из самых красивых домов – особнячок непосредственно через дорогу от губернаторского дворца. Здесь уже 500 лет живут потомки конкистадора Херонимо де Альяги, одного из ближайших сподвижников Писарро.

Говорят, еще не так давно, в 90-ые, исторический центр представлял собой такой же неблагополучный район, с которыми мы уже имели возможность познакомиться – его прекрасные здания изрядно обветшали, по улицам бродили подозрительные личности (видимо, друзья тех, кто на нас напал), а спокойным прогулкам мешали приставучие уличные торговцы и попрошайки. Теперь все изменилось – местные власти взяли курс на «облагораживание» центра, его изрядно обновили и отреставрировали.

Впрочем, престижным кварталом он так и не стал — туристам и сейчас здесь рекомендуется быть начеку и не разевать рот слишком широко, не упускать из виду свою фототехнику и вещи, не надевать слишком дорогие украшения и не забредать малыми группами в переулки. Опасно.

Люди здесь заметно отличаются от Мирафлорес и других очагов западной культуры: если там они более европеизированной внешности и одеты по современной моде, то тут – более приземистые. Чувствуется влияние индейской крови. Они одеты скорее по индейской моде: длинные черные юбки у женщин, накидки, в которые удобно завернуть груз или ребенка, две черные косы и высокая шляпа. Говорят, примерно так одевались в 16 веке испанские крестьянки – грустившие по родине завоеватели заставляли носить эту одежду индейцев, вот мода и прижилась.

Перечислять все любопытные здания Старой Лимы было бы слишком долго. Церковь Назаренс, например, известна тем, что изображенный на ее росписи Христос — темнокожий. А женский монастырь и церковь Сан-Франциско неподалеку от Пласа Майор — впечатляющей поздемной сетью катакомб, долгое время служивших кладбищем: здесь было похоронено около 70 тысяч человек.

Богата Лима и на музеи, которые будут интересны дотошному туристу — как вы уже поняли, история этих мест, да и всей страны, более чем насыщена. И, к счастью, не все артефакты в свое время были вывезены в метрополию. Туристов обычно ведут в Музей Золота, где собраны сокровища инкской и даже доинкских культур — не все из них, как оказалось, переплавили. Не менее впечатляет и тот факт, что вся коллекция музея является частной и принадлежит одной семье — на сегодня владельцем всех этих несметных сокровищ числится некий  Мигель Мухико Гайо. Ну а познакомиться с бытом и костюмами доколониальных времен можно в Национальном Музее Антропологии и Археологии — одном из самых больших и популярных музеев Лимы.

Экскурсия на пирамиды

Со временем Лима, конечно, сильно разрослась, и ее территория «доросла» до инских пирамид – они теперь в черте города, прям как пирамиды в Каире. Пока мы ждали, когда лишившаяся документов Евгения уладит свои дела в колумбийском посольстве, мы посетили одну из них, в престижном районе Сан-Исидро.

Называется это место Уака Уалламарка. Второе слово — это просто обозначение местности, а вот первое, «уака», переводится с кечуа как могила. От этого слова, например, происходит миленькое «уакерос» - разрыватели могил, не в смысле гробовщики, а «черные археологи», расхищающие могилы и сбагривающие добро иностранцим и коллекционерам.

Специалисты относят Уаку Уалламарку к одной из доинских культур – скорее всего, культуре Ичма (9-12 века). Около пирамиды находится любопытный музейчик с артефактами культуры Ичма — тут есть несколько страшненьких мумий, найденных в пирамидах, керамика, фигурки.

В другом престижном районе, Мирафлорес, будто бы соперничая с Сан Исидро, тоже есть своя пирамида — Уака Пукльяна (2-ой век до нашей эры). Она построено в форме усеченной пирамиды из маленьких необожженных кирпичей, а сама пирамида окружена несколькими строениями поменьше. При раскопках в прирамиде нашли мумию мужчины из племени хуари. Довольно странно все-таки, что погребальные обычаи Латинской Америки так напоминают Древний Египет — поневоле поверишь в контакты этих двух цивилизаций.

Перу — это вообще страна загадок и мистики, и в следующих текстах из Перу мы постараемся раскрыть хотя бы некоторые из них.

Редакция «РИА. Туризм» благодарит туристическую фирму TawiTravel за помощь в организации «Экспедиции РИА Новости».