­Заказать тур

Мы свяжемся с вами в ближайшее время.

Писать о Картахене – дело неблагодарное. Ее надо видеть и ощущать всеми шестью органами чувств, а еще седьмым - интуитивно нужно суметь проникнуть в тот невидимый мир,  который всегда жил и сейчас живет и здравствует рядом с нами, оставаясь незамеченным и приоткрываясь тем, кто этого ждет.

 

 

Картахена Колумбия

 

Есть периоды, когда в ней полно туристов-однодневщиков с огромных многоэтажных круизных лайнеров-городов. Они десантами высаживаются на причалы порта и за полчаса заполоняют ее узкие улицы, площади и рестораны. Или это просто колумбийцы и иностранцы, вот как сейчас, в новогодне-рождественские праздники запрудившие ее серо-серебристые пляжи, вытянувшиеся вдоль длинного мыса Бокагранде.

 

 

Почти каждый, кого судьба когда-нибудь заносила в Колумбию, стремится попасть в этот город на побережье Карибского моря.  И даже тогда, когда нужно просто отмахиваться от назойливых продавцов всякой всячины на пляжах, обступающих тебя плотным кольцом и заслоняющих собой морской горизонт, когда негде укрыться от праздной толпы, многие люди умудряются находить уединенные уголки, влюбляться в этот город и влюбляться в нем.

 

 

Что этому способствует, я не знаю. Может быть, аура здесь особая? Может, это смесь моря, солнца, фиолетовых цветов на желтом фоне и цокота копыт по булыжнику? Но факт, что старая Картахена за крепостными стенами - это самый прекрасный, волшебный и романтический город Южной Америки.

 

 

Я люблю Картахену, когда она пуста. Когда гаснут фонари на фасадах старинных домов, когда только взошло солнце. Улицы, омытые ночным ливнем, блестят под солнцем, и поднимается над ними легкий дымок испарений. Жары еще нет, легкий бриз пробегает по переулкам, как маленький школьник, спешащий на уроки.

 

 

Когда только открываются лавки и первые продавцы фруктов начинают острыми ножами нарезать на дольки в пластиковые стаканчики зеленые и желтые манго и движением, отточенным годами, мгновенно очищать ананасы. А хозяйки бросают в кипящее масло кукурузные лепешки для завтрака, предварительно надрезав их и опустив в серединку сырое яйцо.

 

Я люблю Картахену, когда на ее пляжах можно увидеть рано утром одиноких бегунов и столь же одиноких купальщиков, бросающихся с разбегу в теплые серые волны. А в барах резко затихает музыка vallenato, вырывавшаяся оттуда всю ночь вперемешку с трансом. И ты вздыхаешь с облегчением - наконец-то наступает недолгая тишина.

 

пляжи Картахены, Колумбия, отдых в Колумбии

 

И когда официанты убирают недопитые стаканы с ромом с опустевших столиков, а последние ночные тусовщики без сил хлопают дверцами такси, прежде чем скрыться в прохладе и сумраке внутренних двориков колониальных отелей.

 

Внутренний дворик отель Колумбии, Картахена, туры в Колумбию

 

Когда жители просыпаются и собираются на работу, а из открытых окон доносится жужжание вентиляторов и шум телевизоров.

 

 

Когда начинают звонить колокола, призывая к утренней мессе в церкви на площади Сан-Педро,..

 

 

...и кажется, вот-вот увидишь самого святого Петра Клавера, выходящего из дверей своего монастыря и направляющегося в собор, - каталонского монаха, умершего в этом самом  монастыре в 1654 году, первым увидевшего в африканских рабах людей, а не скотину, и за это причисленного к лику святых.

 

 

Лечившего и утешавшего их тогда, когда в Католической церкви шли нешуточные дебаты на тему "А есть ли у индейцев и африканцев душа?".

Я люблю маленькую гостиницу со старинной мебелью и таким же маленьким тихим бассейном, бывшую в XVII веке чьим-то жилищем.

 

Внутренний дворик отеля Картахена Колумбия

 

Здесь потемневшие от влажного морского бриза и полуразрушенные временем кирпичи патио помнят еще шелест кринолинов и плач темнокожих рабынь-служанок, нещадно ругаемых за пролитое вино. И даже страшные пиратские рожи тех, кто давным-давно поглумился над этим домом и его молодой хозяйкой во время очередного набега...

...на столь лакомый кусок - город, служивший перевалочным пунктом всех награбленных в Америке сокровищ на пути в Испанию. Некоторые из этих сокровищ, не дошедших до метрополии, покоятся совсем рядом, на дне моря, на затонувшем галеоне у коралловых островов Росарио.

 

Картахена старинный форпост

 

Эти одноглазые рожи, нарисованные синей краской на стенах сводчатого помещения, бывшего когда-то хранилищем для воды, однажды проявились во время реставрации да так и остались, превратившись в наглядную картинку, дополняющую винный погребок гостиницы-бутика, коими так богата Картахена-де-Индиас.

 

Винный погребок Картахена Колумбия

 

Помнит это здание и скрип деревянного протеза старого одноглазого адмирала Бласа-де-Лесо по прозвищу Деревянная Нога и Полчеловека, который, имея всего шесть кораблей, 2,83 тысячи человек и богатое воображение, разбил в пух и прах английскую эскадру, осадившую Картахену в 1741 году, выставив тем самым англичан на посмешище на 50 лет вперед, аж до самой Трафальгарской битвы.

Под командованием самонадеянного английского адмирала Вернона было в той битве 186 кораблей и 23 тысячи моряков. Были даже заранее отчеканенные англичанами памятные монеты и медали за взятие Картахены, возможно, до сих пор существующие где-нибудь в потаенных подвалах британской казны.

...Однажды, в несезон, когда город был пуст, мы бродили по нему вдвоем, почти молча, разговоры были ненадобны. Они просто не складывались.

 

 

Мы молчали, разгадывая Картахену. Она была похожа на тот самый стишок Луиса Карлоса Лопеса, выгравированный у памятника Стоптанным ботинкам:



Благородный уголок моих дедов,
Нет ничего сладостнее, чем бродить твоими узкими улочками
и вспоминать времена креста и шпаги, которые уже давно прошли, о, мой город за крепостными стенами.
И каравеллы навсегда ушли из твоих портов. И маслом не смазаны уже твои пушки.
Ты была героической в колониальные времена,
когда твои гордые дети не были лишь скопищем побежденных.
И сегодня, полная дряхлого очарования, ты все же пробуждаешь ту нежность, которую мы испытываем порой к своим старым ботинкам...

 

Памятник стоптанным ботинкам, Картахена, Колумбия

 

Но все же наш беззвучный диалог не умолкал, мы впитывали в себя ее просоленный горячий воздух, прикладывая ладони к нагретым каменным стенам тяжеловесных испанских крепостных фортов.

 

Картахена ночные виды, туры в Колумбию и Латинскую Америку

 

Днями и ночами вслушивались в ее мелодию. И всматривались в нестройный узор ее палитры. Охру домов и крыш, синие и темно-зеленые цвета решетчатых ставен, блаженно-розовые тона церквей и цветов на террассах.

Мы сканировали для себя кружево колониальных балконов и кованые причудливые фигуры, украшающие старинные деревянные двери.

Пили желтый свет фонарей словно кисло-сладкий кокосовый лимонад.

 

Улицы Картахены

 

Мы без устали искали ушедшее время и находили его.

 

Картахена Колумбия

 

Из произнесенных кем-то слов, междометий и звуков музыки, из боя часов и почерневших от влажности кирпичей, из темной прохлады соборов и сверкающей зелени скверов, из встреч и прощаний сложился вдруг тот образ, который был на 100% моим.

Он был выловлен, как разноцветная рыба из мутной воды повседневности, сложившись вдруг, как паззл в ясную картинку, из наблюдений и прикосновений, из знаний и ощущений. Мы увидели в ней одно и то же.

 

Интересные туры

 

Это было как-раз то, что я хотела сказать об этом городе. Только потом, спустя время, мы поняли, что это были краткие моменты настоящего неподдельного счастья - такой вот своеобразный и дорогой подарок двум почти незнакомым людям. Подарок от Картахены - города соединяющего, пробуждающего и дающего.