­Заказать тур

Мы свяжемся с вами в ближайшее время.

Самолет пролетал над Патагонией. От шумного Буэнос-Айреса нас отделяли уже почти 3 тысячи километров и три часа полета.

 

 

 

А если добираться сюда наземным транспортом, то это все 40 часов. Только теперь я поняла, насколько огромна, разнообразна и невероятна Аргентина.

Патагония была покрыта снегом. Пронзительно-зеленые русла рек и белый-белый снег, сверкающий на солнце. Бескрайность. Август. Конец зимы.

Потрясающие картины, проплывающие под нами, и нереальные, будоражащие краски неба и земли. Невозможно было оторваться от иллюминатора, нужно было запомнить, зафиксировать и классифицировать каждую черную нитку дороги, каждую излучину реки,..

...каждое озеро, каждый холм среди белых равнин. Каждый мазок снега на горных вершинах и каждую ледяную шапку Анд, подарившую нам на секунду яркий блик...

Все было настолько другим, как будто это была поверхность луны. Произносишь "Патагония" и словно говоришь о чем-то столь далеком и столь неосуществимом, что и мечтать не стоит. И это действительно невообразимое далеко. Даже в самой Латинской Америке есть поговорка по этому поводу. Когда надо отправить кого-то подальше, говорят: "Да шел бы ты в Патагонию!".

А кто-то живет здесь всю жизнь, почти не выбираясь из маленького поселка, потерявшегося в патагонских степях. Где, конечно, очень прилично и цивилизованно, и все напоминает аккуратные немецкие или английские деревушки.

Впрочем, такая архитектура неудивительна. По окончании кровавой Пустынной кампании 1878-1875 годов по завоеванию Патагонии и отчуждению индейских племен мапуче и тэуэльче, проживавших здесь, правительство Аргентины продало обширные территории англичанам, которым требовалось все больше земли для разведения овец ввиду намечавшегося мирового дефицита шерсти.

Вот тогда и стали образововаться так называемые estancias - своеобразные усадьбы, служившие постоялыми дворами на пути тех, кто эту шерсть перевозил, и складами для обеспечения немногочисленного крестьянского и рабочего населения провиантом и сельхозпринадлежностями. Цивилизация далась Патагонии нелегко.

Знавали эти территории и свои "кровавые воскресенья", такие как расстрел правительством 1500 безоружных рабочих, выступивших против эксплуатации в 20-е годы ХХ века. Они остались в памяти под названием "Трагическая Патагония". А для индейцев, которых осталось катастрофически мало, даже само слово "цивилизация" несет в себе горький оттенок, обозначающий начало их агонии. 

Сегодня ничто почти не напоминает о тех временах. Патагония ассоциируется с природными красотами, бесконечными безлюдными пространствами, вечными льдами и близостью Антарктики. Дороги. Пустые и прямые, как будто начерченные на бумаге с помощью линейки, они упираются в бесконечность.

Здесь уже самый край земли. Дальше - только лед.

А ведь это лишь самое начало края. До настоящего края было еще лететь и лететь. Городок Эль-Калафате, куда лежал мой путь, находится на южном берегу озера Аргентино в провинции Санта-Крус.

Как говорится в путеводителях - это "ворота в национальный парк "Лос-Гласиарес". Кстати, Калафате он называется потому, что таково название кустаринка типа барбариса с желтыми цветами и синими ягодами, в обилии произростающего в Патагонии. Он использовался раньше для законопачивания дыр между корабельными досками на первых добиравшихся сюда европейских судах.

В 2012 году население городка увеличилось до примерно 22 тысяч человек - это один из самых быстрорастущих городов страны. Однако оживает он только в высокий сезон, то есть аргентинским летом, в декабре-январе. Ведь в аэропорт в это время прибывает до 12 рейсов в сутки из столицы и других городов страны.

В межсезонье здесь тихо и пустынно, и в открытом в городке казино не очень-то много посетителей. 

Еще в Эль-Калафате есть ледяной бар,..

...куда народ приходит, чтобы померзнуть и пропустить пару рюмочек виски в ледяных стаканчиках.

А погреться можно и в отелях у камина. Они здесь уютные и напоминают классические английские дома.

Хотя виски со льдом гораздо приятнее, если это лед с ледника. Добыть его можно во время треккинга на ледник Перито-Морено, что в 80 километрах от Эль-Калафате. Такие треккинги - одна из фишек нацпарка "Лос-Гласиарес".

Парк, как и сам ледник, входят в Список природных сокровищ ЮНЕСКО. Поднявшись вслед за гидом на вечные льды, перепрыгивая через расселины и заглядывая в ледяные пещеры, легко ощутить, что вся эта огромная масса под тобой – часть огромного патагонского континентального ледяного щита – второго по величине после Антарктиды ледяного покрова в мире, который занимает почти половину парка. В результате таяния этой огромной системы возникли два больших озера Аргентино и Вьедма, а также реки, впадающие в них и несущие свои воды в Атлантический океан.

Мы ехали к леднику. Рыжие клочки травы полузасыпаны снегом. Было этих клочков бесконечное множество, до самого горизонта. Там на фоне серого неба темнели горы и отражались в неподвижных, как зеркало, темных водах озера Аргентино. И миражом из сказок, неподвижно, будто древние мамонты, стояли на этой глади громадные одинокие синие айсберги.


Ледник Перито-Морено открывается обычно внезапно, из-за поворота, среди реликтовых лесов и гор. В тот день он был занавешен туманом, но все же поражал воображение. Он казался незыблемым и статичным, сползал в озеро, перекрывая его словно плотина гидроэлектростанции. Только вот начала этой плотины было не видать.

Подобравшись поближе, мы поняли, что он жив.

Он дышит и пульсирует, как один огромный организм. Его темно-синий до неправдоподобия, спрессованный за миллионы лет лед только казался мертвым.

Мы слышали треск, и шум, и шорохи. От него откалывались гигантские айсберги и с грохотом падали в озеро с 30-метровой высоты, поднимая фонтаны серых брызг.  Как поплавки, глыбы прыгали на поднятых ими же волнах, а потом медленно и важно удалялись прочь, чтобы уступить место другим.

Прямо напротив нас, ступивших в железный лабиринт лестниц, ведущих и вправо, и влево, и вверх, и вниз, в каких-то 800-х метрах по другую сторону воды,..

 ...находился огромный ледяной мост.

Он был подточен до самого основания и готов обрушиться в воду миллионом осколков.

Это было невероятно, хотя для самого ледника не было в этом зрелище ничего особенного. Немногочисленные туристы фотографировались на его фоне, а он не обращал на них никакого внимания и жил жальше. Так же, как и 100, и 5 тысяч лет назад.


Это огромное живое чудо и заставляет людей преодолевать расстояния,..

...чтобы замереть в восхищении перед величием природы,..

...приблизиться к нему на катамаране,..

...проплыть прямо под отвесной ледяной стеной...

...и почувствовать его замораживающее дыхание.

А затем прокатиться на лошади по лесу, или встретить закат, поднявшись к подножию островерхих пиков горы Фицрой, или просто чокнуться и выпить за здоровье любимых немного виски со льдом с ледника, которому всего лишь многие миллионы лет. 

Евгения Слюдикова